Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение "Лицей № 6 Перспектива"
ул.Кутузова, 52
Старший корпус: (391) 260-72-01, 260-98-41
Младший корпус: (391) 260-54-25, 260-54-65
Дошкольная ступень: (391) 260-60-30
     Авторизация

Логин:

Пароль:


[Регистрация]


    

Сведения об образовательной организации

Противодействие коррупции

Вопрос директору

Блог директора

ЕГЭ-ОГЭ

Миссия лицея

Медалисты лицея

Блоги

Галереи

Структура сайта

Книга отзывов и предложений

Безопасность

ЗАКУПКИ

ОЛИМПИАДА

70-лет Дня Победы

ГТО

Универсиада 2019

ОРКСЭ

Организация питания обучающихся и безналичных расчётов за питание

Ссылки


     Информация


БЛОГИ

[Главная] [Помощь]
Подписаться на рассылку новостей блога возможно только после регистрации

Лапков А.В. \ Илья Ценципер: «Большинство книг в тысячу страниц не стоят того, чтобы их дочитывать» \

Илья Ценципер: «Большинство книг в тысячу страниц не стоят того, чтобы их дочитывать»


Помимо раздела с краткими пересказами заслуживающего внимания нон-фикшна Slon Magazine запускает серию интервью о чтении с предпринимателями и деятелями культуры. Будучи и тем, и другим, Илья Осколков-Ценципер стал первым в этой рубрике: в 1999 году он основал журнал «Афиша», в 2009 – стал со-основателем института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» и соавтором программы перезапуска Парка Горького. В 2014 году создал сервис по ремонту типовых квартир «Сделано» и бюро Tsentsiper, занимающееся брендингом и проектированием интерфейсов. Среди первых клиентов – «Почта России», ВДНХ, правительство Воронежской области.

Сама статья - в комментариях



Лапков А.В. [05 апреля 2016 г. 3:37:20]
Лапков Алексей Викторович

О чтении как образе жизни


Я читаю, когда чищу зубы и близок к тому, чтобы научиться читать, завязывая шнурки. У меня много работы и маленький ребенок, зато я редко хожу в театр, почти не хожу на тусовки, и, таким образом, освобождаю массу времени для чтения. Сидеть в выходной день вечером дома и читать – это немножко несвойственная нашему времени практика, но я именно так и делаю. Все время, которое я не занят детьми, работой или выпиванием с друзьями, я читаю. Я не понимаю, откуда берется мое чтение. У меня нет никакого ресурса, за рекомендациями которого я бы следил, поэтому чтение мое носит совершенно хаотичный характер.

При этом я почти совсем перестал читать художественную литературу. Единственное исключение – что-то из классики, которую прочитал в 16 лет, но теперь мне никуда не надо отчитываться о прочитанном, поэтому получаю гораздо большее удовольствие от процесса. Но в основном – это разнообразный нон-фикшн, и 90% – по-английски.

Я читаю много разных книжек по истории, архитектуре, широко понимаемому дизайну, урбанистике и про всякую всячину вроде книг по истории гастрономии (из недавнего, например, выдающаяся книжка Джеймса Дэвидсона Courtisans and Fishcakes про древнегреческую еду и Платона). Сам я не готовлю почти никогда, но мне почему-то интересно, откуда какие продукты взялись и почему их готовят так, а не иначе.

В основном читаю в Киндле. Но чем больше удовольствия я получаю от того, как – а не что – написано в книге, тем больше мне хочется читать этот текст на бумаге. Большая часть моей библиотеки осталась у бывшей жены, так что у меня сейчас нет особых отношений с конкретными изданиями, хотя я легко могу представить, что мне захочется этого. Кроме того, я живу между Москвой и Нью-Йорком и не знаю, где буду жить дальше, а обладание библиотекой очень тесно связано с уверенностью, что завтра ты будешь жить там же, где вчера. Читаю я одновременно несколько книг, иногда – по 10–12. Наверно, наше сознание стало настолько фрагментарно и привычно к формату ленты фейсбука, что переносит этот принцип и на чтение.




Лапков А.В. [05 апреля 2016 г. 3:39:49]
Лапков Алексей Викторович

О том, какие книги не стоит читать целиком


С толстым нон-фикшном есть фундаментальная проблема: большинство книг в 800 или тысячу страниц не стоят того, чтобы их дочитывать. Ваш сервис с краткими пересказами в два счета заменит все эти тома. Из прекрасной книжки Томаса Пикетти «Капитал в 21 веке» я прочитал, наверно, страниц 250. Чтобы чтение огромного тома нехудожественного текста имело смысл, это должен быть либо совершенно выдающийся язык, который доставляет удовольствие сам по себе, либо набор поразительных анекдотов. Во всех других случаях семи (или, реже, семидесяти) страниц достаточно, чтобы понять, что имел в виду автор.

На основании одной простой мысли несложно написать триста страниц текста. Однако условный бестселлер New York Times «Роботы скоро захватят все рабочие места» не имеет смысла читать целиком, потому что единственная оригинальная мысль автора вынесена в заглавие книги.

Ради чего стоит читать нон-фишкн целиком? Ради самого «дыхания автора», общения с личностью, с которой вам хочется проводить время. Если книга просто «полезная» или «важная» – то нет никакого смысла тратить на нее время, читайте пересказ.




Лапков А.В. [05 апреля 2016 г. 3:41:02]
Лапков Алексей Викторович

О чтении как источнике идей для работы


Странным образом все, что я читаю, связано с тем, что я делаю. Например, я обнаружил многотомный академический труд Пола Вейна «История частной жизни», а поскольку я любитель римской истории, то купил том, посвященный частной жизни в Древнем Риме, и медленно читаю про то, кто такие были вольноотпущенники и какую они роль играли в римской экономике.

Древний Рим кажется мне странным отражением нашего мира, вроде миров, которые придумывают фантасты. В Риме много узнаваемого и похожего, но все сдвинуто и остранено. В Древнем Риме существовал развитой торговый капитализм. Когда несколько римских сенаторов скидываются, создают что-то вроде акционерного общества и отправляют куда-нибудь торговый корабль, их восприятие рисков и потенциальных наград напоминает то, как сейчас создаются стартапы. Вообще многие идеи кажутся новыми только оттого, что называются по-новому.




Лапков А.В. [05 апреля 2016 г. 3:41:46]
Лапков Алексей Викторович

О чтении философских текстов


Я плохо владею языком философии. Хайдеггера я читал, но у меня есть стойкое ощущение, что моё понимание его идей никак не связано с тем, что автор имел в виду. В какой-то момент это меня волновало, но так как мне давно не надо сдавать никаких экзаменов, на которых можно опозориться, я просто принял свое неумение читать философию как данность.

При этом мне кажется, что это не только моя особенность. Философия находится на периферии русской культуры. У немцев или французов, например, это не так. Алан Финкелькрот или Бернар-Анри Леви – властители дум, какими в России являются скорее писатели или поэты. Многие знают, кто такой Пригов, зато философа Мамардашвили знают только интеллектуалы. В России в школе вообще нет философии (в отличие от, например, Франции).




Лапков А.В. [05 апреля 2016 г. 3:42:23]
Лапков Алексей Викторович

О школьной литературе


У меня не очень обширные сведения о состоянии школьного образования в России, но, мне кажется, детей в школе заставляют читать очень много книг, которые скучны просто в силу того, что в 15 лет условный «Недоросль» никак не может быть интересен. «Капитанская дочка» – это интересно, а «Записки охотника» – нет (не знаю, заставляют ли детей до сих пор их читать, но если заставляют, то, пожалуйста, прекратите).

С другой стороны, в 14 лет прочитать «Одесские рассказы» Бабеля – чистое удовольствие. Идеи чтения как удовольствия в школе нет. При этом само удовольствие от чтения никуда не делось, что доказывает, например, успех «Гарри Поттера». Просто взрослые не могут предложить ничего соизмеримого по увлекательности, хотя вообще-то такого полно среди классической литературы. В 12–14 лет несравнимо проще воспринимать жанровую литературу, чем жанровый эксперимент, к которому относится большая часть главных наших книжек.

Школьная программа составлялась, когда на свете было несравнимо меньше контента, чем сейчас. «Войне и миру» приходится конкурировать с огромным количеством других историй. Когда вы начинаете слушать академическую музыку, странно начинать со Шнитке – наверно, есть люди, которые могут сразу его понять, но вообще логичнее начать с Моцарта, Вивальди или Чайковского.

Однако школьная программа составлялась людьми, которые прочли примерно все и считают, что это нормально. Предположим, что каждый русский ребенок должен прочитать «Войну и мир» (в чем я, кстати, не уверен). Какой к этой цели кратчайший путь? Сказать ребенку, что он полное говно, если не прочитает «Войну и мир», отвечает школьная программа. Но это неправда, он не полное говно, просто мы не придумали способ его увлечь.

Как и у всех нормальных людей, мои отношения с так называемой русской классикой сложные. Все эти писатели поделились на два разряда: те, к кому я просто отношусь с почтением, и те, кого периодически перечитываю. Достоевского, например, мне совершенно не хочется перечитывать, а с Пушкиным и Гончаровым я состою в самых нежных отношениях. Или, например, протопоп Аввакум, который вообще, мне кажется, самый недооцененный русский писатель. То же самое с Серебряным веком: поэта Цветаеву я читал, но никогда не перечитываю, а Мандельштама – иногда открываю. Недавно осознал масштаб Введенского. Он всегда проходил для меня по разряду «странных поэтов», и никогда не приходило в голову думать о нем, как о крупнейшей фигуре ХХ века.




Лапков А.В. [05 апреля 2016 г. 4:25:22]
Лапков Алексей Викторович

Об универсальных теориях


Почему-то я никогда не читал Исайю Берлина, и, обнаружив его для себя буквально только что (в виде сочинения «Философия свободы»), выяснил, что это очень точный и очень важный для меня автор. Настоятельно рекомендую. Еще должен упомянуть последнюю книжку Фрэнсиса Фукуямы, The Origins of Political Order. К Фукуяме принято относиться с иронией из-за его известного прогноза, согласно которому повсюду вот-вот должны наступить демократия и полный Запад, и я сам к нему так же относился. Но последняя его работа представляет невероятно интересную универсальную теорию политических институтов. Она хорошо, например, объясняет, почему Индия – демократия, а Китай – нет. Правда, как и любую другую универсальную теорию ее легко критиковать.

Меня вообще всегда интересовали попытки придумать универсальное объяснение всему – такие, как, например, известный бестселлер Джареда Даймонда «Ружья, микробы и сталь». Со времен коммунизма и нацизма мы не очень верим в любую попытку универсального объяснения истории – о чем, кстати, Берлин и пишет – но от этого себя более беспомощно чувствуем. «Все устроено по-разному» – это объяснение, но наше сознание не может не пытаться сортировать явления по полочкам и найти логику в историческом процессе. И такие попытки всегда очень интересны.

Меня всегда интересовало, откуда берется мода. Почему сейчас нам хочется прямого угла, а потом – скругленности? Мне кажется, существуют какие-то закономерности, которые заметны, если взять длинный период времени. На смену ясности классицизма всегда приходит чувственность барокко. Сейчас мы находимся между эпохами, наступает что-то следующее, и мы этого будущего впервые за 300 лет боимся. Западный мир в целом смотрел в будущее с оптимизмом века с XVII. Сейчас же по отношению к будущему только панические ожидание.




Лапков А.В. [05 апреля 2016 г. 4:26:41]
Лапков Алексей Викторович

О советской литературе


Нынешняя мода на изучение советской культуры и советского быта обошла меня стороной. Мне почему-то не очень интересно читать про Ахматову, Трифонова или Хармса, хотя я вырос в среде, где все это читали. Может, как раз потому что я внутри этого жил: будучи еврейским мальчиком с гипертрофированной склонностью к чтению, я, конечно, прочитал это все еще в подростковом возрасте.

У меня есть набор любимых советских писателей, из которых отдельно хочется выделить писателя Конецкого, которого подзабыли. Это был дивный капитан дальнего плавания и сильно пьющий человек, который писал книжки с названиями вроде «Среди мифов и рифов», и это один из лучших примеров алко-тревел-райтинга. Очень рекомендую.

Если у меня и есть какое-то образование, то им я обязан тому, что прочитал буквально все, что было издано при советской власти и заслуживало прочтения, и, что гораздо важнее, все предисловия и комментарии. Прочтя все комментарии в советском восьмитомнике Шекспира, я стал неплохо ориентироваться в античной мифологии, искусстве эпохи Возрождения и истории Англии времен позднего Средневековья. Жалко, что никто не издает такие вещи отдельно.




Лапков А.В. [05 апреля 2016 г. 4:27:46]
Лапков Алексей Викторович

О современной литературе


Один из немногих современных авторов, чьи художественные произведения я регулярно читаю, – это Мишель Уэльбек. Он, по-моему, прямо выдающийся писатель. «Покорность» я еще не открывал, но прочитаю обязательно. Сейчас, правда, я все равно читаю его переписку с вышеупомянутым Бернаром-Анри Леви (ее издали под заголовком «Враги общества»). Кроме того, в моем Киндле сейчас открыты (из того, что я собираюсь дочитать): «Политика поэтики» Гройса, переписка Пушкина (ее я читаю, когда мне не хочется открывать ни одну из книжек, которые я в этот момент читаю). Кроме того: The English and Their History Роберта Томса, несколько эссе Яна Богоста о философии видеоигр и My Promised Land Ави Шавита. Это замечательный израильский эссеист, написавший печальную историю последних ста лет Израиля – интересный пример очень грустной книжки, написанной патриотом про свою страну.

Следить за российским литературным процессом – что я до какого-то момента делал – мне стало совсем неинтересно. Я уверен, что прочту следующую книжку Уэльбека, но не могу этого сказать о Пелевине или Сорокине. То же самое относится и к нон-фикшну. Следующую книжку Эткинда я обязательно прочту, но в целом меня просто не устраивает уровень качества русского нон-фикшна, чтобы относиться к нему как к книгам, которые стоит читать целиком. Вероятно, это из-за того, что я много читаю по-английски и мне есть, с чем сравнить.

Я зачем-то прочитал биографию Пастернака за авторством Дмитрия Быкова, узнал оттуда массу фактов и анекдотов. Когда закончил читать, мое понимание того, кем и чем был Пастернак, не изменилось ни на йоту, хотя я узнал массу новых данных. Я прочитал страниц десять книги «Вся кремлевская рать» Михаила Зыгаря и, наверно, она как раз неплохо сделана, но почему-то мне показалось, что я, опять же, узнаю «много нового и интересного», но мою картину мира это не изменит.





HotLog
HotLog Управление образования Кировского района города Красноярска Красноярский рейтинг сайтов на Krasland.ru Индекс Цитирования